Открывая сердца фанфик по фэндому «Морские дьяволы»

Открывая сердца фанфик по фэндому «Морские дьяволы»

Вот, внезапно и совершенно неожиданно мне удалось подтянуть один из своих "хвостов" :shuffle2:

Название: Приказ: вернуться
Фандом: Морские дьяволы
Автор: Berkana
Бета: Allora
Рейтинг: PG-13
Персонажи/пары: Боря Тарасов «Бизон», Андрей Снежный «Барс», Иван Булатов «Батя», Рита Кошкина «Багира», Пригов
Жанр: Предположительно гипс экшн
Дисклеймер: Ни на что не претендую, моя – только фантазия
Статус: Закончен

Волны резво набегали на берег, отступали, оставляя морскую пену шипеть на гальке, и тут же накатывали снова. Катер довольно сильно качало, он бортом тёрся о мостки, жалобно поскрипывая.
Батя неподвижно застыл на причале, не сводя напряжённого взгляда с дороги. Багира караулила катер, стояла за штурвалом. Они были готовы сорваться, как только прибудут остальные. Барс был где-то на подъезде, а вот Бизон перестал отвечать на звонки, хотя приказ об отходе получил и подтвердил.
Ещё первый неотвеченный вызов насторожил Булатова, он почуял неладное. Но продолжал ждать, каждые десять минут названивая Бизону. И с каждым разом его тревога крепла, ощущение беды нарастало. Но он не мог, не имел права бросить всё и рвануть за своим бойцом, каким бы ценным тот ни был. На то он и опытный диверсант, чтобы самостоятельно выкручиваться из трудных и даже безвыходных ситуаций. Задача же самого Бати сейчас была одна – уйти с чужой территории, не поднимая шума и максимально без потерь. Оставлять кого-то из своих очень тяжело, но выбора не было.
Запиликал мобильник.
- Барс, ты где?
- Бать, кажется с Бизоном беда.
- Что, приступ интуиции?
- Ну, что-то вроде того. Давай я поеду ему навстречу? Вдруг машина заглохла, а мобильник не берёт.
- Отставить, - вздохнул Булатов. - Езжай сюда. Бизон не выходит на связь уже сорок минут. Мы не можем больше ждать.
- Но…
- Это приказ! - повысил голос Батя.
- Извини, командир…
- Барс, назад! - но в трубке уже слышались короткие гудки. - Чёрт!
Булатов засунул телефон в карман куртки и побежал к катеру.
- Заводи! - крикнул он Багире и принялся отвязывать канат.
- А остальные? - спросила она, тревожно глядя на командира.
- Пойдут запасным коридором, - отмахнулся Батя и принял у девушки штурвал.
Упёртый романтик, паразит эдакий, сволочь. И где только нахватался этого бреда? Посмотришь, где раки зимуют, только вернись. Под трибунал пойдёшь, будешь знать, как приказов не слушать… Спасибо, что остался.
Булатов вздохнул, вытащил мобильник, чтобы написать короткое сообщение Барсу: «Вернуться живыми».
Водяная пыль оседала на лице, катер подбрасывало на волнах, а внутри разрасталась нехорошая пустота. Бате очень не нравилось то, как всё обернулось. Он на секунду оглянулся на Багиру. Та обхватила себя руками за плечи и покачала головой.
- Не нравится мне это, - словно читая его мысли, сказала она. - Бизон бы сейчас сказал: «Как начнётся, так и покатит».
Никто не был готов к тому, что случилось. Поначалу всё шло как по нотам: приехали, не вызывая подозрений, заселились, начали подготовку к проведению операции. И вдруг, на ровном месте… Это на сто процентов не было их проколом, ведь обеспечением занималась ФСБ и лично Пригов. Документы, легенда – всё было продумано, и тайфуновцы полностью этому соответствовали. А вот то, что Батю взяли посреди бела дня, а потом выложили фактически весь расклад, включая их псевдонимы... Это уже попахивало не просто утечкой, а самым настоящим предательством. Правда, по объему информации можно было отследить, откуда она пришла. Батя уже прикидывал варианты и размышлял, как бы затянуть допрос, чтобы выудить что-то полезное для себя. Но ему пообещали вскорости доставить остальных его людей, и пришлось ударяться в бега, давая тревожный сигнал своим. Несясь к месту встречи для экстренного отхода, Булатов костерил Пригова на все лады.
К счастью, на тот момент группа была разбросана по городу, и больше никто не попался. Батя запросил срочную эвакуацию и отдал приказ об отходе. И вот чем это закончилось: Бизон так и не доехал до точки встречи. А теперь ещё и Барс. Не нужно было обладать особой интуицией, чтобы понимать – если Бизон не пришёл, значит, беда. И выручать вместе, в случае чего, его было бы куда проще. Только отменять эвакуацию было уже поздно, ведь ради них рискуют другие люди. И кому-то всё равно нужно вернуться, доложить о случившемся и найти виноватых. Если… Нет, отставить «если».

Барс припарковал машину возле гостиницы. Делая вид, что копается в бардачке, внимательно осмотрел территорию, выискивая что-нибудь подозрительное. По дороге он несколько раз звонил Бизону, но абонент был недоступен. Если тот выключил или выбросил телефон, на то имелись очень и очень серьёзные причины.
Администратор гостиницы не смогла дать внятного ответа, кроме того, что ключ постоялец не сдавал. Значит, по идее, он был в номере или на территории. В номере, конечно, могла ждать засада. Но там же могла быть и подсказка от товарища. В общем, без проверки точно было не обойтись, и Барс направился к лифтам.
Коридор был пуст, на стук никто не отозвался. Вскрыв замок, Снежный бесшумно проскользнул в номер. Через пару минут на этаже появилось несколько вооруженных людей. Один из них осторожно проверил, заперт ли номер и первым вошёл внутрь, остальные ворвались следом.
Из номера напротив выплыла пожилая супружеская пара, собравшаяся на променад. Услышав выстрелы и звон бьющегося стекла, старики припустили по коридору со всей доступной им скоростью.

Сознание вернулось быстро, одним толчком, вместе с воспоминаниями. Но Бизон не спешил сообщать об этом окружающему миру. Сначала он должен был разобраться в обстановке и только потом решать, приходить в себя или нет.
Итак… Холл гостиницы, звонок Бати, поспешный отход... К чёрту ключ, машина на парковке – долго… такси, скорее на точку сбора. Гони-гони! Куда ты лезешь? Визг тормозов. Удар…
Значит, авария. Интересно, как давно? С другой стороны, как ни считай, а на встречу он опоздал, это Бизон понимал хорошо. Как и то, что остался один на чужой территории. И, скорее всего, с засвеченной легендой: только провал мог послужить причиной экстренного отступления. Главное, чтобы ребята успели уйти. А он сам как-нибудь выкрутится, и не такие задачки решали. Даже на самый крайний случай средство есть.
Послышались шаги, и кто-то остановился возле него. Бизон медленно открыл глаза, делая вид, что только что очнулся.
- О, вы наконец пришли в себя, господин Торсон, - улыбнулась врач. - Как вы себя чувствуете?
- Отлично, доктор, - Бизон немного расслабился: его документы пока ещё работали, - и позволил себе уделить внимание симпатичной женщине: - Особенно когда вы рядом.
- Приятно это слышать.
- Скажите, доктор, давно я здесь?
- Несколько часов, - ответила та. - О, не переживайте, ничего серьёзного. Вам очень повезло в этой аварии.
- Правда? Рад это слышать.
- Мы сделали все необходимые тесты и снимки. У вас ушиб головы и растяжение, - кивнула она, записывая что-то в документах. - Так что через несколько дней вы будете в полном порядке. К сожалению, при вас не было мобильного телефона, чтобы мы могли сообщить кому-нибудь о случившемся.
- Это ничего. Я всё равно приезжий, - пропажа телефона насторожила, но врачу он этого, конечно, не показал.
- Да, - она уже собралась уходить, но остановилась. - Вас хотели бы посетить сотрудники полиции. Они говорят, что водитель с места происшествия скрылся, и у них есть к вам несколько вопросов.
- Полиция? - Бизон чуть приподнялся, удобнее устраиваясь на койке. - Да, конечно.
- Проходите, господа, - сказала врач кому-то в коридоре.
Значит, его караулили и давно. Может, с самого начала. Плохо дело. Уйти с растяжением можно. Но для этого нужно время, которого сейчас уже нет.
В палату вошли трое, и Бизон сразу понял, что они не простые полицейские. Первая же их фраза дала понять, что они знают, кто он на самом деле. Уходить и срочно. Нужна фора. Но пришедшие не сдвинутся с места, пока не получат своего, не позволят ему лишний раз пошевелиться. Пока главный из троих расписывал безысходность его положения, Бизон прикидывался дурачком и напряженно думал, искал выход. Ему не позволят остаться в больнице, не рискнут. А сбежать по дороге или из полицейского фургона будет проблематично. Возможно, были другие варианты, вот только времени на их просчёт катастрофически не хватало. А даваться живым…
Что?! Багира, Батя, Барс… Он остался один?..
Бизон не был сторонником крайних мер. Предпочитал драться до конца. И если уж погибать, то в бою с противником. Но он отчётливо понимал, что здесь и сейчас боя не будет. Мелькнула мыслишка про капсулку – самый простой и быстрый выход из ситуации, но до неё не дотянуться. И раз выхода другого нет, придется самому, как учили. Чего ему действительно было жалко, так это куска сала: оно дожидалось своего часа в холодильнике гостиничного номера. А перекусить сейчас было бы очень даже здорово.
Бизон вздохнул, расслабляясь перед последним в своей жизни усилием. Даже не имея оружия, ему было чем крыть все их карты. Спасибо Бате за науку.
Как можно незаметнее он стал задерживать дыхание, прислушиваясь к отдающемуся в ушах биению сердца, сосредотачиваясь на нём. Самым важным сейчас было не потерять концентрацию и не упустить ритм. Один, два, три… Звуки изменились, приглушились, как в воде, сознание поплыло. Только бы ребята ушли…
- Что с ним?
- Эй!
- Врача!..
Пять, шесть… Впервые темнота не была мокрой, как он привык, и погружаться в неё оказалось тяжело и больно. Лёгкие настоятельно требовали кислорода, вот только баллонов не было предусмотрено. Восемь, девять… Стоп!

Пригов встречал их лично, нервно бродил по пристани, выглядывая корабль.
- Вовремя вы! - поднимаясь по трапу навстречу усмехнулся он. - А я как раз отзывать вас собирался. Слушай, Булатов, тут вот какое дело: у нас утечка произошла... А остальные где?
Фсбшник остановился, заметив, что прибывших только двое. Лицо его изменилось – он понял.
- Вот чёрт!
- Именно, Пригов! - надвинулся на него Булатов. - У тебя утечка. А у меня двое на той стороне остались.
- Батя, - охнула вдруг Багира. - Запасной коридор. Если…
- Их разведка и погранцы ещё вчера засуетились. Запасной коридор перекрыт, - опустил глаза Пригов.

В больнице, где работала медсестрой Суоми Ниеминен, никогда не случалось ничего необычного. Ведь это больница: тут врачи, пациенты, посетители. Всё всегда тихо и спокойно, и каждый следующий день практически полностью повторяет предыдущий. Не то что в этих популярных американских сериалах. Вот там в больницах кипит жизнь и страсти каждый день. А здесь, в реальности – ничего интересного. Даже проблемы по большей части у всех одинаковы, в зависимости от возраста, конечно.
Вот новенького привезли – иностранца, так разговоров у персонала на неделю будет. Зато на Суоми обратят внимание, расспрашивать будут, ведь травматология – её этаж. Она ещё толком не видела нового пациента, но вся была в предвкушении знакомства. Хоть какое-то, да разнообразие. А тут ещё полиция пришла, ждали, когда можно будет с ним переговорить, вообще интересно стало.
Но когда из лифта вышел красивый молодой человек и направился к её столу, всё это поблекло. Если живешь одна и то, в основном, на работе – нельзя упускать ни единого шанса. Девушка быстро поправила шапочку и улыбнулась первой. Посетитель оценил её старания и, прежде чем что-то спросить, одарил внимательным взглядом.
Задать вопрос он так и не успел.
- Врача!
Она бросилась на зов, тут же забыв о посетителе.
В палате новенького находились трое в полицейской форме, один – у изголовья, двое – у двери.
- Что случилось?
- Кажется, он умер.
Суоми оттолкнула полицейского, и взялась за запястье пациента, который неподвижно лежал на кровати, повернув голову набок. Совсем молодой рыжеволосый мужчина поступил к ним всего лишь с ушибом головы и растяжением. Для скоропостижной смерти не было никаких причин.
- Что вы сделали?! - строго спросила она.
- Ничего...
Пульс не прощупывался, и Суоми потянулась к тревожной кнопке. Что произошло дальше, она так толком и не поняла. В палату ворвался красавец-посетитель, которого девушка оставила в коридоре, и буквально смял двоих полицейских, не успела она и глазом моргнуть. Третий бросился на незнакомца сзади, но тот легко вывернулся и сам взял нападавшего в захват. Тот дернулся несколько раз и затих.
- Вы… вы убили его? - вырвалось у Суоми.
- Отключил ненадолго.
Его взгляд остановился на пациенте. Девушка отшатнулась, увидев, как изменилось его лицо. Похоже, он сразу догадался, что случилось.
Кажется, этот незнакомец всё делал стремительно, - Суоми показалось, что она упустила момент, как он рванулся к кровати. На врача он тоже не был похож, но кое-что в медицине явно понимал. Быстрый рывок, чтобы пациент лежал на ровной поверхности, мощный, но хорошо рассчитанный удар по центру грудины. Секунда перерыва – и ещё один.
- Ну же!
Пациент судорожно вздохнул, закашлялся.
- Давай, Бизон, давай, - заговорил вдруг по-русски незнакомец.
Суоми сразу узнала этот язык, в её доме жили несколько семей из России, она дружила с ними, поэтому сносно понимала русский.
- Ба-арс, - простонал рыжий, открывая глаза. - Я, что до рая не дошёл? Ты?.. Живой, чёрт! А мне сказали… Как здесь оказался?
- Не знаю, - пожал плечами названный Барсом. - Интуиция.
- Ничего себе интуиция! - Бизон потёр ладонью грудь. - Такое впечатление, что меня бревном приложили… - и вдруг тихо, но серьёзно: - Остальные?
- Ушли. Идти сможешь? Я-то тебя дотащу, но лучше выйти на своих двоих.
- А куда я денусь?
Рыжий Бизон, рывком сел и спустил ноги с кровати. Барс подал ему одежду и только теперь снова обратил внимание на Суоми.
- Мисс, - сказал он, переходя на английский, - это мой брат. И я забираю его домой.
- Хорошо, - она с трудом заставила себя кивнуть. Ей было страшно, хоть она и понимала, что никто не причинит ей вреда.
Бизон встал и тут же пошатнулся. Но Барс подхватил его, перекинул руку через плечо, принимая часть веса.
- Что ж ты расклеился-то так, - проворчал он, и они медленно поковыляли по коридору.
Суоми перевела дыхание, оглядела три тела и без сил опустилась на пол рядом с ними.

Из больницы они вышли не спеша, как люди, у которых нет забот, кроме как отметить счастливое выздоровление одного из них.
- Что ты из меня инвалида сделал! - недовольно прошипел сквозь зубы Бизон.
Ему очень хотелось ругаться, но выдавать свой русский было нельзя, а на чужом языке – эффект не тот. Барс где-то по дороге стянул для него трость и бесцеремонно всунул в руки.
- Скажи спасибо, что не костыль.
- Спасибо!
- Да не за что. Сам знаешь, так солиднее и подозрений меньше.
- Угу.
Снежный вдруг замер.
- Слышишь?
- Сирены, - кивнул Бизон, нахмурившись. - По нашу душу. Слабо старался, боец, раз те наверху уже шум подняли.
- Это другие. Так. Сейчас тут будет оцепление. Машину лучше не светить, за автомобилистов возьмутся в первую очередь.
- Эх, что-то я ослаб, - прищурился Бизон и кивнул на небольшую кафешку на другой стороне улицы. - Подкрепиться бы надо.
- Бизон, ты о чём-нибудь кроме еды думать можешь?
- Я на голодный желудок вообще ни думать, ни работать не могу. А знаешь, как в их больницах кормят?
- Не знаю.
- Вот и я не знаю, меня ни разу не кормили.
- Сам доковыляешь?
- А как же!

Багира подскочила со стула, едва завидев Батю:
- Ну как?
- Петрович принял рапорт без замечаний.
- Но ты же не…
- Нет, конечно.
В рапорте Булатов даже не заикнулся о самодеятельности Барса, это было ни к чему. Разбор полётов он бойцу устроит сам, лично, без свидетелей. Только бы вернулся. Только бы они оба вернулись. Даже на словах не сказал ничего командиру. Петрович сам чуть ли не утешать его взялся, уговаривал Булатова, что нет его вины в случившемся, что он принял единственно возможное решение. И что не всё ещё потеряно.
- Поскольку группа небоеспособна, ближайшие два-три дня – выходные. Так что можешь ехать домой.
Сначала Рита так и сделала, но на следующий день вернулась и осталась ночевать на базе, как и командир. Казалось, Русалка решила полностью оправдать своё прозвище. Она часами не вылезала из бассейна: плавала, ныряла, отрабатывала нормативы по задержке дыхания. Батя составлял ей компанию и чтобы самому иметь занятие, и чтобы периодически выгонять из воды Багиру.

Звёзды казались здесь особенно яркими, подмигивая в проплешине древесной кроны. И тишина стояла такая, какая может быть только в ночном лесу: вроде бы тихо, а прислушаешься и сразу разберёшь шёпот ветерка, шелест веток, одинокую трель поздней птицы или уханье совы. Почти бездымный костерок тлел в небольшой ямке, давая минимум света. Даже такой разводить было небезопасно, но Бизон настоял на том, чтобы всё же разогреть консервы.
Они не рискнули долго ехать машиной и избавились от неё при первой же возможности, едва выехав за город. В первую очередь их преследователи перекрыли дороги и трассы, отсекая им возможность бежать. Пришлось уходить в леса, подальше от запасного коридора в надежде запутать следы, затеряться в обширном пространстве леса, усложняя задачу противнику. И только когда стемнело, они рискнули сделать привал.
- Думаю, соваться через коридор нет смысла.
- Согласен, - Бизон запустил ложку в жестяную банку, выскребая со стенок остатки ужина. - Шум подняли серьёзный, и просто так нам отсюда не выбраться.
- Отлежаться бы. Переждать пару дней.
Бизон вздохнул, облизывая ложку. Отсутствие транспорта сильно замедлило их, но главная проблема была не в этом. В своём нынешнем состоянии он был только обузой для товарища, опасной обузой. С тростью по пересечённой местности далеко не убежишь, а врач не зря говорила поберечь ногу. Даже просто ходить было тяжело, и весь путь Барс тащил его на себе.
- Не-а. Они тогда всё так перекроют, что и мышь не проскочит. Лешим я тут оставаться не хочу. Зима на носу, а жрать нечего.
- Бизон, ты же только что целую банку консервов умял!
- Ты что, издеваешься? - возмутился Бизон. - Да мне это что слону дробинка. Тем более, это единственная еда за весь день. Так что я не согласен.
Барс хмыкнул, покачал головой и зарылся в рюкзак, перебросил Бизону какой-то шелестящий кулёк.
- Что это? - тут же зарылся внутрь Бизон, принюхался, удивлённо вскинулся: - Это ж сало! - расплылся в довольной улыбке: - Ай да Барсук! Ну ты даёшь! И молчал.
- Думал приберечь до финального рывка, - пожал плечами Барс.
- А мы оставим, - Бизон тут же отхватил приличный шмат, поделил его и протянул половину товарищу. - Чуть-чуть. И засиживаться тут не будем. Давай карту.

Рита молчала. Ей не нужны были пояснения и оправдания, она всё понимала и так. Но её взгляд… Больше ничего не требовалось. Батя хорошо знал её, догадывался, какие мысли и переживания обуревают Багиру.
С Бизоном их связывала давнишняя дружба. Они хорошо знали друг друга, прекрасно сработались за столько лет. Багиру тот опекал как сестру, страховал, прикрывал. Несмотря на то, что поначалу в отношении Барса были сомнения, они тоже отлично сошлись, притёрлись, и у Багиры появился второй «братец». Их трио было органичным, они понимали друг друга с полуслова, а это очень важно в условиях их профессии, крайне необходимо для группы. Особенно если учесть, что долгое время состав команды не менялся. И принять новичка, заново узнавать, привыкать – тяжело было всем. Даже самому Бате. К счастью, Барс очень удачно и быстро вписался в команду, показал, что готов работать и жить по их правилам, вошёл в «семью» и остался, словно был в ней всегда. Сейчас смешно было вспоминать, с каким недоверием они отнеслись к нему поначалу. А теперь Багира для погружения специально влезала в гидрокостюм Барса и брала маску Бизона, хотя она была ей велика. Словно эти вещи помогали ей сохранять веру в то, что её «братья» живы. В какой-то мере Батя завидовал ей, потому что Рита могла показывать свои чувства открыто, не боясь показаться смешной, не боясь сбросить маску профессионала. А он сам не мог, не имел права. Ради неё.
Невозможно научиться терять. Даже при такой работе, когда каждый день ходишь по краю. Несмотря на то, что смерть всегда рядом, обычно это чужая смерть и от неё не так больно. Это, может быть, неправильно, но… В их профессии потери случаются редко и каждая из них бьёт как пуля – навылет. Но с момента создания группы им везло. Да, люди менялись. Кто-то уходил, потому что не подошёл, кто-то понял, что не справится, кого-то переводили в другие отряды, оставляли в резерве или списывали по состоянию здоровья. Но ни разу ещё за эти годы в Батиной группе не было похорон.
А ведь всякий раз любой из них был готов не вернуться. Погибнуть. Неважно – от пули ли врага, от ножа ли. Или от маленькой капсулки, запрятанной надёжно, но близко, чтобы успеть воспользоваться. Чтобы не даться живым. Потому что даже если поймают – родины у них нет, они ничьи. Для самого Булатова такая постановка вопроса была привычной, а вот ребятам всегда было тяжелее.
Больше всего угнетала полная неизвестность. И тишина. Та сторона молчит. Ни претензий не предъявляет, ни тел, ни пойманных, но живых диверсантов. А время идёт. И нервы струнами натягиваются сильнее и сильнее, будто кто колок подкручивает. Вот объявят обоих пропавшими без вести – читай, погибшими, и что делать? Остаток жизни помнить и мучиться сомнениями? А как в глаза их родителям посмотреть? Раньше никогда такого делать не приходилось. И сейчас необязательно – государство официально известит. Но совесть не позволит остаться в стороне.
Скрипнула дверь, отвлекая Булатова от размышлений, и в проём просунулась голова Пригова.
- Пока всё тихо, - сообщил он, опережая вопрос, и вошёл целиком.
Следом за ним в кабинет проскользнула Рита и стала за спиной фсбшника, прислонившись к стене.
- Но на финской стороне заметное оживление, особенно на границе. Они явно готовятся встречать кого-то.
- Им нужна поддержка, - тихо заметила Рита.
Как будто он сам этого не знал! Бездействие в такой ситуации давило на него не меньше, чем на боевую подругу.
Это очевидно, что Барс или Бизон, или оба, что было бы лучше всего, на свободе. И само собой они будут всеми силами прорываться домой. Прорываться сейчас, на свой страх и риск, пока есть ещё возможность проскочить, пока границу не закрыли наглухо. Вот только попробовать помочь им, подготовить коридор в возможном месте перехода, это всё равно что сдать их. Финны ведь тоже не дураки, любое подозрительное шевеление на противоположной стороне заставит их насторожиться, подскажет, где лучше ждать беглецов.
- Да ладно тебе, Булатов, у тебя ж не люди, а звери, - попытался пошутить фсбшник, но осёкся под взглядом Бати. - Не, ну я в смысле… ну ты понял. Поверь, по эту сторону границы мы сделаем всё, чтобы их встретить. Только бы перебрались.
- Вот именно. Перейти границу несложно, но сначала до неё нужно добраться.
- А если Петровича попросить? - предложила Багира. - Он поймёт.
Поймёт, но разрешения не даст. Во всяком случае, не им с Багирой. А отдавать это дело другим…
- А может, вам в отпуск попроситься?
- Отпуск? Какой к черту отпуск! - Булатов резко встал из-за стола, прошёлся. - Пригов, ты в своём уме?
- Бать, а может, и правда в отпуск смотаться? - встряла вдруг Багира. - Я так давно туристкой не была.
Тот остановился и склонил голову к плечу. Последняя фраза Риты предназначалась ему и несла очень конкретный смысл.
- Предлагаешь поехать на свой страх и риск?
- А как иначе?
Она права. Нельзя всё оставить как есть. Нельзя.
- А что? - загорелся Булатов. - Почему бы нет. Отпуск есть отпуск.
- Я с вами поеду, - вставил свои пять копеек Пригов. Он, конечно, разгадал их замысел, правда, они и не старались его скрыть.
- Ты уже помог один раз – хватит! - всё же мотнул головой Батя. - Двое не вернулись.
- Да я не в том смысле. Просто с вами. Третьим. Я тоже сто лет в отпуску не был.

- Давай, Бизон, шевелись! - Барс поудобнее перехватил руку Бизона, взваливая на себя почти весь его вес, обернулся, проверяя как далеко от них погоня.
Собачий лай нарастал с каждой секундой, а прыгающие лучи фонарей уверенно двигались в их сторону, беспощадно замыкая кольцо.
- Да иди ты, - Бизон ухватился за ветку, используя её как опору. Ни защищаться, ни нападать они не могли, только убегать. - Раньше бросать меня надо было.
- Меня Батя и так порвёт, а уж если один вернусь…
- Ты чего?
- Ничего! - огрызнулся Барс. - Мне норвежского маяка с головой хватило.
Он ломанулся через кусты, сокращая путь.
- Дурак ты, боец, - переводя дыхание, сказал Бизон. Идти с каждой секундой становилось всё труднее. - К воде давай.
- Там же наверняка сетка.
- А то я не знаю! Деваться всё равно некуда.
Луч нескольких фонарей ударил в спину, донеслись возбуждённые голоса преследователей, крики «Стоять!». Грохнула автоматная очередь.
- Ложись!
Бизон давно отвык, что его прикрывают, обычно это была его работа. Поэтому на секунду растерялся, когда они рухнули в хвойный подлесок и Барс навалился сверху, закрывая его собой. Пули свистнули над головой, с треском сшибая ветки.
- Как вовремя, Барс, - прохрипел Бизон: падая, Снежный всем весом придавил его к земле.
Он попытался отпихнуть товарища, и вдруг почувствовал под пальцами влагу.
- Барс!..

- Ну что, пошли? - Батя забросил сумку на плечо.
- Ага.
Трель телефонного звонка прозвучала очень неожиданно, Батя нахмурился и шагнул к столу. Наверняка что-то случилось. Холодок прошёлся по спине: такой поздний звонок не предвещал ничего хорошего.
- Булатов слушает.
Багира не сводила взгляда с командира, заметила, как сжались пальцы на трубке. Беда.
- Сейчас буду, - он швырнул трубку на рычаг, бросил сумку и рванулся к двери: - Отставить сборы. Ждать здесь.
Булатову очень хотелось пробежать расстояние до центра связи, но он с большим трудом удержался и нарочно пошёл медленно. Этот вызов мог быть от кого угодно и заранее дёргаться не стоило. Может, даже лучше, если это новое задание.

Рита намотала несколько кругов вокруг брошенных сумок и с усилием заставила себя остановиться. Вдруг это новое задание? А как же Бизон и Барс? Для неё сейчас не было важнее задания, чем помочь своим боевым товарищам. Пусть бы выбрали других, они ведь не единственные боевые пловцы. Говорят, правда, что лучшие, и небезосновательно. Вот только без Бизона и Барса они больше никогда не будут такими.
Она не сразу заметила мнущегося на пороге фсбшника. Выражение его лица было таким, что вопросы не требовались. Ей показалось, что пол ушёл из-под ног и она падает в пропасть, глубина затягивает и не хватает воздуха.
- Кто? - только и смогла выдавить Багира.
- Финны только что официально обнародовали: вчера вечером при попытке пересечения границы были убиты два нарушителя.

Распугав всю окрестную живность и насторожив посты по ту сторону границы, вертолёт медленно сделал круг над заставой и аккуратно приземлился на плацу. Лопасти ещё вращались, поднимая пыль и опавшие листья, а люк уже распахнулся и из него стали выбираться люди.
Все разбирательства с местными Булатов свалил на Пригова, ему было всё равно, как тот будет выкручиваться. Самое главное – они у цели.
Батя чувствовал себя словно на тонком льду, который в любой момент грозит провалиться под ногами. Всё было слишком зыбко и почти фантастично. Совершенно противоречивые сведения разрывали его напополам, хотя своему источнику Батя доверял намного больше. Он догадывался, какими глазами смотрят на него командир округа и начальник заставы с замом. Ну и чёрт с ними!
Они с Багирой не спеша обошли территорию заставы, пытаясь вычислить, где могут прятаться бойцы, но так и не нашли их убежище. Батя даже почувствовал гордость за своих: вот это маскировка!
Но и ждать дольше было нельзя, у погранцов тоже терпение не железное. Да и сообщение о диверсантах на территории заставы их не обрадует, как и стопроцентное взыскание за такой промах.
Не было никакой гарантии, что повторный обход что-то даст. Они остановились возле одноэтажного здания столовой, переглянулись. Набрав в лёгкие побольше воздуха, Батя крикнул:
- Бизон! Барс!
Выглядело это наверняка глупо, но место и время встречи не оговаривались, Бизон не сообщил, где именно они скрываются. А орать через громкоговоритель – это поднять на уши всю заставу и соседей заодно.
- Бизон! - не выдержала Багира.
Сваленные кучей возле крыльца столовой прошлогодние листья внезапно зашевелились, и оттуда, отряхиваясь как собака, на четвереньках выполз Барс. Хотя сложно было узнать его в осунувшемся, заросшем щетиной, скорее смахивающем на бомжа, человеке. «Чёрт, должен был сразу догадаться – где кухня, там Бизон» - подумал Булатов с досадой и присмотрелся к Снежному: - «Он что, весь паёк Бизону скармливал, что ли?» Это могло быть вполне реально, потому что прокормить Бизона иногда становилось проблемой. Барс глянул на них, подмигнул и пнул ногой соседнюю кучу.
- Бизон, подъём!
Отброшенные листья взлетели вверх и медленно закружились, падая обратно на землю.
- Опять поспать не дают, - проворчал Тарасов, продолжая выкапываться. - Вчера толпились, болтали, сегодня…
- Да ладно тебе, Бизон. Ты если заснёшь, тебя потом не добудишься.
Барс неторопливо встал, подошёл к Бизону и протянул руку, чтобы помочь подняться.
- Левую давай.
Снежный послушался и помог товарищу встать на ноги. Перебросил его руку себе через плечо, помогая идти. Значит, у Бизона проблема с ногой, отметил про себя Булатов. Но они всё-таки живы!
- Бизончик! - Багира бросилась навстречу, повисла на шее.
Бизон услышал предательский всхлип:
- Ну ты чего, Рит?
- Молодца, - Батя потянул к себе Барса, заключая того в объятия, почувствовал, как тот вздрогнул.
- Бать, полегче! - вмешался Бизон.
Булатов тут же отстранился.
- Ранен?
- Да пустяки, царапина, - усмехнулся Барс.

Напротив Бати с Приговым в вертушку втиснулись втроём Бизон, Багира и Барс. Пилот, убедившись, что все на борту, поднялся в воздух.
Мерный рокот лопастей наполнял кабину, совершенно счастливая Рита сидела, зажатая между Бизоном и Барсом, и сияла улыбкой. А те мирно спали, привалившись к боевой подруге, пристроив головы на её плечах.
Батя несколько минут наблюдал эту пасторальную картинку, усмехнулся и подмигнул Багире, та в ответ подняла большой палец. Всё ещё трудно было поверить, что они всё-таки вернулись. Нет, он не сомневался в способностях своих боевых товарищей, но ведь почти уже поверил, что это конец. Даже сообщение по рации, такое невероятное, не полностью убедило его. Кажется, Рита тоже не поверила, пока лично не повисела у каждого на шее. А Бате, похоже, и этого было мало. Вот вернутся домой, тогда можно будет успокоиться. Хотя, какое успокоиться. Осталось ведь незавершённым дело, и вовсе не то, которое они не смогли выполнить. Булатов не мог закрыть глаза на тот факт, что у Пригова произошла утечка.
Он легонько толкнул фсбшника плечом, и прокричал, стараясь перекрыть шум лопастей:
- Ну и как будем твоего крота ловить?
- А никак, - ответил Пригов и на всякий случай отодвинулся немного. - Мы его уже взяли.
- Как взяли?
- Ну, так, ещё пока вы на той стороне были, - пояснил фсбшник. - Вся эта операция изначально затевалась, чтобы его обнаружить и поймать. И вы нам в этом здорово помогли.
- А сказать сразу было нельзя? - начал заводиться Булатов. - Опять – секретная информация?
- Ну, - протянул Пригов. - Говорить тебе об этом, когда вы вернулись вдвоём с Багирой, я, честно говоря, побоялся. Ты себя в гневе видел?
- Нет.
- И не надо!

Багира беременна от булатова фото. Поделитесь новостью Багира беременна от булатова с друзьями!
Багира беременна от булатова 66
Багира беременна от булатова 56
Багира беременна от булатова 14
Багира беременна от булатова 48
Багира беременна от булатова 43
Багира беременна от булатова 27
Багира беременна от булатова 63
Багира беременна от булатова 28
Багира беременна от булатова 30
Багира беременна от булатова 1
Багира беременна от булатова 57
Багира беременна от булатова 90
Багира беременна от булатова 35
Багира беременна от булатова 64
Багира беременна от булатова 30
Багира беременна от булатова 67
Багира беременна от булатова 29
Багира беременна от булатова 39
Багира беременна от булатова 83
Багира беременна от булатова 34